Rambler's Top100 Service
О журналеПоискАвтопилоТЧто? Где? Почем?Форум
Издательский дом ''Коммерсантъ''


Русская Калевала



"ВОТ ТАКАЯ "КАЛЕВАЛА", СКУШАЙ БЛИН ОТ КОЛЕНВАЛА", -- ШУТИЛИ ТЕ, КТО МОГ ШУТИТЬ, ВЫТАЛКИВАЯ ПОД ФИНСКИМИ ПУЛЯМИ ИЗ ФИНСКИХ СУГРОБОВ ГРУЗОВИК ЗИС-5.


10 ноября 1939 года начальник оперативного отдела штаба Ленинградского ВО полковник Тихомиров докладывал наркому обороны: "Финляндия имеет хорошо развитую сеть грунтовых дорог. Покрытие создается путем крепкой укатки большого слоя гравия, благодаря чему получается хорошая дорога, пригодная для движения автотранспорта. Как правило, в каждом населенном пункте на дорогах имеется бензоколонка, а в местечках и городах -- ремонтные автостанции. Дороги оборудованы километровыми столбами, указателями и телеграфно-телефонными линиями".

Красной Армии ставилась задача в считанные дни пройти по этим "идиллическим" дорогам, "отодвинуть" финскую границу подальше от Ленинграда, вписав в карело-финский эпос новую легендарную страницу.

ТРЕХТОНКА. Основным автотранспортом Красной Армии был ЗИС-5. Грузовик выпускали с 1933 года, и к финской войне в РККА их насчитывалось свыше ста тысяч.
Конструктивно это была классика тогдашней грузовой мысли. Лонжеронная рама, которая при движении по колдобинам работала как рессора. Были, конечно, и настоящие рессоры, но их подобающая грузовику жесткость мало что сообщала ездовому комфорту. Грузовик оснащался очень надежной и выносливой рядной "шестеркой" мощностью 73 л.с. Сконструирована она была настолько просто, что ремонтировалась силами одного шофера с помощью штатного инструмента. Капремонт был положен после 70 тыс. км пробега, но были среди водителей и так называемые "стотысячники".


Грузовик легко работал на бензине с октановым числом ниже 60 и на самом отвратительном масле. Максимальное тяговое усилие -- всего при 1 тыс. об./мин. Автомобиль при этом двигался на первой передаче со скоростью 5 км/ч. Иного на фронте иногда и не надо было. Рассчитан был ЗИС-5 на три тонны, но грузили на него порой в полтора раза больше. Еще в армии ценили отличную для автомобиля с колесной формулой 4х2 проходимость.
У ЗИС-5 была деревянная кабина, обитая снаружи жестью. Внутри ничего интересного, разве что "американский" спидометр: цифры нанесены на цилиндр, вращающийся позади стеклянного окошка. Из излишеств -- рядом с "коробкой" крепился компрессор для накачки шин, кстати, первый в серийном отечественном автопроме.

АТЫ-БАТЫ, АВТОБАТЫ. 30 ноября 1939 года комкор Духанов приказывал "немедленно выслать в штаб 9-й армии начальника финчасти с надежной охраной за получением финских марок для расчета с населением Финляндии". Противник между тем готовился к "торговле" с нашими бойцами. Над позициями порхали листовки: "Финны щедро заплатят вам за оружие, которое принесете с собой. За винтовку -- 150 рублей. За пулемет -- 1500 рублей. За танк -- 10 000 рублей. За неповрежденный самолет уплачивается 10 000 долларов и, кроме того, оплачивается поездка за границу, в какую угодно страну". Грузовиков ЗИС-5 в этом прейскуранте не было, ибо в первые дни "зимней войны" они оказались скорее обузой, нежели подспорьем. С фронта в Москву шли такие донесения: "Автобаты тех дивизий, которые совершали поход в Западной Польше, были не в комплекте, большинство машин требовало ремонта. Запчасти и резина в первое время совершенно отсутствовали. Из-за состояния дорог дивизии не могли взять с собой нормы боеприпасов. Зачастую батареи выкладывали часть снарядов у дороги, так как худоконные упряжки не могли везти полные зарядные ящики. Средний темп движения машин составлял иногда всего 3 км в сутки. Боевую технику и автомашины приходилось тащить личному составу многие километры на руках. На отдельных участках приходилось делать сплошной настил из бревен. Иногда до полутора тысяч грузовиков, выстроившихся на узких финских дорогах "гуськом", создавали гигантские пробки".


ЖЕЛЕЗНЫЙ ЯЩИК. Глупо было бы думать, что бережная эксплуатация ЗИСов была залогом его безремонтной эксплуатации. Ломались они и "на гражданке". Быстрота устранения поломок имела большое значение для увеличения "ходовых часов" и прочего соцсоревнования. А самым быстрым и дешевым способом ремонта была замена поврежденных частей и деталей новыми. Конструкция автомобиля к этому располагала -- он состоял всего из четырех с половиной тысяч деталей, из которых подшипников было всего три десятка, а в соединениях применялось только десять размеров резьбы.
Каждый ЗИС-5 имел позади кабины железный ящик, в котором хранился полный комплект инструмента для починки. Кроме того, каждый шофер должен был уметь пользоваться шприцем для смазки шарниров передней подвески и рулевого управления. Шофер поворачивал рукоятку нагнетателя до тех пор, пока из-под смазываемых деталей не выступал свежий тавот.
Некоторые мелкие неисправности, как, например, выпавший шплинт или поломавшуюся пружинную шайбу, шофер должен был выявлять осмотром машины каждый день, это предупреждало более крупные поломки, для которых мог потребоваться более дорогой ремонт.

ЛОДКА ДЛЯ КУКУШКИ. "Привязанные" к дорогам и растянувшиеся на многие километры наши дивизии становились легкой добычей для врага. В Центр докладывали: "Белофинны, будучи хорошими лыжниками и знакомые с местностью, организуют наблюдение за движением, а затем направляют ударные группы для действий по флангам растянутой в кишку колонны".


Наши же в атаку иногда ходили "толпой по дороге". Скверно работала артиллерийская инструментальная разведка -- стрелять приходилось по засечке звука секундомером. Передовой наблюдатель мог передвигаться за пехотой до тех пор, пока ему хватало кабеля, а затем связь поддерживалась посыльным, который бегал от наблюдателя к концу провода. Минометы и станковые пулеметы трудно было таскать по снегу, а кустарно изготовленные волокуши из лыж не всегда спасали. Винтовки, даже неочищенные от заводской смазки, хранились в пирамидах с поднятыми прицелами.
Все валенки почему-то были на Дальнем Востоке, а в Ленинграде имелось все, кроме валяльной промышленности. Перчатки приходилось шить из одеял, а кашу есть кружками, ибо не хватало ложек. Знаменитые "сто грамм" начали выдавать только в январе. И это при том, что морозы иногда достигали 45 градусов.
Финны были отлично экипированы, а те же пулеметы возили на... лодках. Легких деревянных посудин в каждой финской роте было шесть. Лыжники тянули их за собой на лямках, и по снегу лодки шли лучше лыжных установок, саней и волокуш. Кстати, те же лодки, подвешенные на деревьях, были отличными гнездами для "кукушек" или, как их еще называли, "елочников" -- снайперов, наносивших нашей живой силе немалый урон.

РЕМНЕМ И КИРПИЧОМ. Машины же чаще страдали не от пуль, а от тяжелых условий эксплуатации. Люфты в узлах на скорую руку просто закручивали проволокой. Если клинило коренные подшипники коленвала, то после потравки серной кислотой очищенных подшипников их снова аккуратно заливали новой порцией баббита, разогретого до температуры 130 градусов. А если пресловутого баббита -- хитрой смазки, содержащей сурьму и свинец, -- не было? В двигателе, например, были заливные баббитовые вкладыши. И когда в него лили плохое масло или ездили вообще без масла -- бывало и такое -- вкладыши, разумеется, плавились. Новый вырезали из солдатского ремня. Хватало такого вкладыша на 100 км пути.


Старые аккумуляторы быстро разряжались, поэтому заводили ЗИС-5 "кривым стартером", попросту говоря, ручкой. Именно для этого зажигание устанавливалось самым поздним -- во избежание несчастных случаев при обратном ударе. Шофер засовывал пусковую ручку в гнездо нижней части облицовки радиатора и начинал медленно ее проворачивать, чтобы засосать в цилиндры рабочую смесь. Когда рукоятка оказывалась в нижнем положении, ее следовало энергичным рывком провернуть на пол-оборота. Не заводилась -- выворачивали свечи, капали бензин прямо в цилиндры. К слову, воду, а вернее, кипяток, иногда тоже заливали прямо в блок, дабы радиатор сразу не прихватило морозом.
Для запуска в совсем уж страшные морозы, говорят, применялась такая хитрость. Сливали ведро бензина, в котором на ночь "замачивали" пару кирпичей. Напитавшиеся горючим кирпичи клали на балку под картер двигателя и поджигали. Кирпичи тлели на удивление долго, успевая разморозить мотор. Потом, когда они гасли, водитель оборачивал кирпичи портянками и клал под себя на сиденье -- печки в кабине ЗИС-5 не было. Впрочем, "подогреть" водителя могла и шальная пуля: 60-литровый топливный бак размещался аккурат под сиденьем.
Еще одной хитростью был "будильник". В кабине над головой подвешивался армейский котелок с болтами и гайками, который бренчал и бил по затылку.

РЕЗИНОВЫЕ ДОТЫ. Иметь голову светлой было просто необходимо. 1 апреля 1940 года начальник артиллерии Красной Армии командарм 2 ранга Воронов докладывал Сталину: "Военные газеты войсковых соединений, до "Красной Звезды" включительно, допускали ряд ошибок политического характера, разглашения военной тайны и т.д. Были случаи запугивания едущих на фронт пополнений -- бойцам ежедневно говорили, чтобы они береглись, так как на фронте белофинны стреляют с земли, с деревьев, с тыла и из-под земли. Распространяли дикую легенду о резиновых ДОТах, от которых отскакивают снаряды, чем вызывалось недоверие к нашей технике и т.д."
Мы всегда долго запрягаем, но быстро едем. В январе 1940 года на фронтовых дорогах появились вырубленные площадки для съезда-разъезда обозов, автомобилей и войск. Мобилизовали лыжников. Подвезли валенки. Станковые пулеметы заменили на ручные. С "кукушками" разбирались, очищая лесные площади шрапнельным огнем из гаубиц...


Не отставал и тыл. В течение двух недель наша промышленность, по поручению товарища Сталина, освоила выпуск пистолета-пулемета Дегтярева с магазином на 70 патронов, чтобы было не меньше, чем у вражеского марки Suomi. Командующий войсками Ленинградского ВО командарм 2 ранга Мерецков после вспоминал другой эпизод: "Наши ученые, получив от нас задание, в одни сутки изобрели миноискатель, и войска получили его уже через трое суток". А начальник управления снабжения Красной Армии Хрулев свидетельствовал, как в считанные дни "сделали продукт из пшена, который легко потребляется человеком. Этот концентрат быстро превращается в кашу: вы кладете таблетку, обдаете кипятком и через три-четыре минуты у вас каша".

У САМОВАРА. Автоинженеры в те годы тоже проявляли изобретательность. Были, например, ЗИС-5, работавшие на... дровах. Между кабиной водителя и кузовом ставился четырехсоткилограммовый "самовар", по-научному именовавшийся "газогенераторной установкой", -- в цилиндры поступала не рабочая смесь, а по сути дела дым. Прежде чем завести двигатель, водитель должен был полчаса раскочегаривать агрегат, скармливая ему березовые чурки длиной с ладонь. С двумя тоннами груза такой ЗИС мог разгоняться до 40 км/ч, расходуя 30 кг дров на 100 км пути. Правда, в армии этих машин не было, они в основном использовались в районах "с развитыми лесоразработками". Кстати, и сами газогенераторные установки, и очистители к ним тоже изготавливались, как правило, "на местах", а точнее -- в местах не столь отдаленных, руками зеков. Недаром и инструкция по эксплуатации ЗИС-21 -- так называлась модификация -- печаталась в издательстве Главного управления лагерей.
ЗИС-5, кстати, стал одним их первых советских автомобилей, которые начали покупать за границей. Они ездили в Турции, Афганистане, Литве, Эстонии, Монголии, Иране... Наряду с базовой моделью стали выпускать шасси ЗИС-11 с увеличенной колесной базой для четырехтонных машин, пожарных автомобилей и автобусов. Параллельно выпускались седельные тягачи ЗИС-10. Самосвалы ЗИС-50 возили грунт на строительстве первых линий московского метро. Были цистерны для керосина, были автомобильные краны и, конечно, самая первая советская ассенизационная машина АСМ-1. Ее производство начали в 1939 году на Карачаровском механическом заводе. Шланги АСМ-1 припадали к сотням тысяч выгребных ям "неканализированных домовладений", разбросанных по всей стране.


Когда в 1941 году фашисты подошли к Москве, завод был эвакуирован из Москвы в Ульяновск и Миасс. Конструкцию грузовика, который теперь выпускался только для фронта, максимально упростили. Кабина обшивалась не жестью, а деревянной рейкой, крыша стала дерматиновой. Крылья не штамповали, а гнули. Тормоза замедляли только задние колеса. Фара осталась только левая. У кузова откидывался только задний борт. Такая модификация ЗИС-5 получила индекс "В" -- "военная".

ОРУЖИЕ ПОБЕДЫ. "Русская Калевала" закончилась 13 марта 1940 года. Нарком Ворошилов подвел итог: "Красная Армия с честью оправдала сталинские слова: "Нет таких крепостей, которых большевики не могли бы взять". Впереди была более страшная война, в которой ЗИС-5 тоже стал оружием победы. Именно оружием, ведь на его шасси ставились первые системы залпового огня -- знаменитые "Катюши".
ТЕКСТ АЛЕКСАНДР НОВИКОВ, ДМИТРИЙ ГРОНСКИЙ, ФОТО ДМИТРИЙ НОВОКРЕЩЕНОВ.





Грузоподъемность (кг) 3000
Число мест (кабина/кузов) 3/26
Тип двигателя/привод карбюраторный, водяного охлаждения/задний
Рабочий объем (куб. см) 5550
Мощность (л.с. при об./мин.) 73 при 2300
Длина/ширина/высота 6060/2235/2160
Максимальная скорость (км/ч) 60
Расход топлива (л/100 км) 29



На главную страницу номера
© 2000-2019 ЗАО "Коммерсантъ. "Издательский Дом"" , all rights reserved.
Все права на материалы, размещенные на сайте kommersant.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах.
Правовая информация.       E-mail: autopilot@autopilot.ru      Как разместить рекламу
Rambler
Рейтинг@Mail.ru