Rambler's Top100 Service
Коммерсантъ. Издательский домна главную...
пїЅпїЅпїЅпїЅ, 2008 пїЅ 03 (168)
искать...
Содержание номера
 СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА 
ПААЕХАЛИ!
Зажигание
 НОВОСТИ 
2101|20022008
 ИСКРА 
СШИТ КОЛПАК
 МУЖЧИНА И ЕГО МАШИНА 
ТЕХНИКА КОМЕДИАНТОВ
 КАЛЕНДАРЬ 
032008
 CAR & STAR 
ДВЕРЬ В СКАЗКУ
СХОД С ДИСТАНЦИИ
 СКОРОСТЬ 
ГОНКИ МИЛЛИОНОВ
ТРИСТА НА КРАСНОЕ ИЛИ ДВЕСТИ НА ЧЕРНОЕ?
Инжектор
 СЧЕТЧИК 
СНЯТЬ НА ЦИФРУ
 ИНТЕРНЕТ 
ФУТБОЛИСТ-МАШИНА
 НА ГАЗУ 
САПОЖНИК С ПОЛОСАТОЙ ПАЛКОЙ
 ОПРОС 
МУСОРНЫЙ ВЕТЕР
 АВТООТВЕТЧИК 
АВТООТВЕТЧИК
 КЛЮЧ 
ВКАЛЫВАЮТ РОБОТЫ
 РЕЙТИНГ АВТОПИЛОТА 
ШУМ В КОРОБКЕ
 ДАТЧИК 
032008
 АУКЦИОН 
АВТОБУС УШЕЛ
Встречная полоса
 КОНЦЕПЦИЯ 
LEXUS LF-A ROADSTER
 ЛЮКС 
MERCEDES-BENZ SL
BMW M3 CONVERTIBLE
 СТАНДАРТ 
HONDA ACCORD
SKODA SUPERB
Прокатный стан
 ТЕСТ ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА 
АСТОНИЧЕСКИЙ СИНДРОМ
 ПАРНЫЙ ТЕСТ 
БЫКИ И МЕДВЕДИ
 ПРОЕХАЛИ 
СЛУЖЕБКА-РОМАН
МАТЕРИНСКИЕ ПЛАТЫ
РОЗЕТКА НА ШОССЕ
ШТРИХИ К ОРИГИНАЛУ
 ДЕСЯТКА 
ТЫКВА ДЛЯ ЗОЛУШКИ
Турне
 ЗАГРАНИЦА 
МИШЕЛЬ, MA BELLE
 МАРШРУТ 
ЗАПОЛЯРНЫЕ КРУГИ
 ШКОЛА 
ЭХ, ЗАЛЕТНЫЕ
Караван
 ЗАПАСКА 
РЕЗИДЕНТ
 МАШИНЫ ВРЕМЕНИ 
БЕДНАЯ ЛИЗА
Тюнинг
 КУЗОВ 
ПРИВЕДЕНИЕ С МОТОРОМ
 ШИНЫ 
КРЕПКИЙ ОРЕШЕК
 ДИСКИ 
ДИСКИ
Процесс
 САЛОН 
КАК ЗАКАЛЯЛСЯ ЛЕД
Прицеп
 ПОПМЕХАНИКА 
МЕЖДУ ПЕРВОЙ И СЕДЬМОЙ
 МАТРИЦА 
ДЕНЬ ТРУДА
 ДОЛГИЙ ТЕСТ 
СЕМЕЙНАЯ ИДИЛЛИЯ
БЕЗ ОГЛЯДКИ
ЛЕГКАЯ ЗИМА
 ЭХ, ДОРОГИ 
БЕЛЫЙ СЛОН
 ТУРНЕ  ЗАГРАНИЦА / БРЕТАНЬ С AUDI вниз...
МИШЕЛЬ, MA BELLE

Гора ваша — сплошная попса. На нее молятся поколения паломников, а в последние века поколения туристов. Потому что в мире мало мест такой красоты и такой энергетической загруженности. К Мон Сен-Мишель по дамбе сквозь воды идут вереницы туристических автобусов и автомобилей — и это в зимний сезон. Трудно себе представить, что тут творится летом. Приближение к замку-аббатству-острову-горе, наверное, эстетически большее переживание, чем само посещение камней. Потому что он парит над заливом, над лугами, над поверхностью, не похожий ни на что, кроме Шагающего замка Миядзаки или летающего острова Лапута Джонатана нашего Свифта. То есть к реальности имеет мало отношение. Думается, что в средние века у народа просто срывало башню в шлеме. Но дотуда еще надо доехать! Стартуем в Бретань.

Скепсис, который возникает у каждого нормального человека при встрече со слишком раскрученным брендом, кажется, сменился приятием. Париж, наконец, стал производить нормальное впечатление. Впечатление города, где можно жить, отдыхать и где есть места, по которым толпами не ходят японско-китайские туристы с цифровыми камерами в руках.

На самом деле, Париж сегодня — это только ворота в остальную Францию. А так как мы собрались капитально проехаться по стране, то мы припасли себе дизельную Audi A4 c двухлитровым двигателем. А пока она готовится, мы проживаем в гостинице George V — в одной из пяти реально приличных гостиниц Парижа, в которых стоит вообще останавливаться. Кому-то там нравятся кровати, кому-то завтраки, а нам — изыски местного дизайнера и флориста, который на каждое Рождество устраивает пиршество духа. В этот раз елка была украшена фиолетовыми шарами, а в атриуме с потолка лил водопад белой воды, на которую по вечерам как на экран проецировались дикие изображения.

Наша красная Audi хорошо гармонировала с рождественским убранством дверей отеля, и, в общем, выглядела очень даже бодренько рядом с такими монстрами как Bentley и, тем более, с черными S-Klasse-мерсами, которые так любят ставить у входа руководители шикарных отелей. У них политика такая: если вы приехали на Ferrari, то будьте любезны, ваша машина будет стоять на самом видном месте перед входом, даже если на двадцать километров вокруг не будет ни сантиметра парковки. Это называется снобизм, но мы его любим. И поэтому отправляемся в спа и бассейн в подвал "Георга Пятого", к тому же нам предстоит нелегкая и долгая дорога.

   
 
 
Каждое путешествие по Франции начинается скорей всего из Парижа. Чтобы верно понять этот город, лучше всего обитать в дорогих отелях вроде George V, Plaza Athenee, Bristol, Crillon и т.д., и в дорогих районах таких как Нейи-сюр-Сен. Тогда от города не останется впечатления скученности и суеты. Когда вы приезжаете в Нормандию и Бретань, то местные вам рассказывают, что здесь все скупили парижане. Те же разговоры мы слышим в любой провинции в любой стране мира — дескать, понаехали столичные и все у нас скупили. Хотя такие города как Динар в действительности зимними месяцами стоят абсолютно пустые со всей своей элитной недвижимостью.
Легенда
Каер-Ис или Ker Is, то есть "город Ис", столица Арморики (т.е. Бретани) был самым красивым городом на земле, пока его не поглотили воды Атлантики. Тогда франки переименовали свою столицу Лютецию в Par Is ("подобный Ису"). Говорят, Ис всплывет, когда Париж затонет.

Отель
Один из пяти великих отелей Парижа George V встречает гостей статуей короля Георга V, который как родственник Николая Второго может послужить заодно и нашим императором. Цены: начиная с 230 евро за номер и заканчивая в переделах 5000 евро. 31, avenue George V 75008 Paris Tel. 33 (0) 1 49 52 70 00
Цветочник
Джефф Литэм, арт-директор отеля George V — один из самых известных флористов в Европе. Он автор нескольких книг по флористике. Его привлекают к работе такие дома моды как Burberry, Ungaro, Givenchy. В 2004 г. он в качестве дизайнера принимал участие в подготовке к Олимпийским играм в Греции.
Ринг
Circuit de la Sarthe, она же трасса Сарт или Ле-Ман (13,65 км) — тот самый ринг, на котором проходит самая знаменитая автогонка на выносливость 24 Heures du Mans. Победителем становится экипаж, машина которого прошла за 24 часа наибольшее расстояние.

Друиды
Кельтские жрецы, мудрецы, прорицатели, врачи, судьи, летописцы и волшебники. Прочно обосновались в древней Бретани, неподалеку от Шартра находилось их главное святилище. Жили в лесах, при этом занимали высокую ступень в обществе и действенно участвовали в политической жизни.
Королева
Anna Vreizh — Анна Бретонская (1477-1514) — правящая герцогиня Бретани, дважды королева Франции (как жена Карла VIII, потом Людовика XII), самая богатая женщина своего времени. Всю жизнь отстаивала независимость Бретани, за что и особо почитаема здесь.


В этот раз мы решили направиться маршрутами автомобильной боевой славы — в сторону города Ле-Ман. Ну кто ж не знает что такое Ле-Ман! Зато мало кто знает, что романтикой автогоночных достижений просто напоен весь регион вокруг Ле-Мана. Мы едем в сторону города Шартр, который все еще относится к парижским пригородам, потому как находится не дальше ста километров от столицы. При прохождении трассы Париж-Шартр вам станет понятно, что приличные люди скорей всего живут именно тут, а в парижи они ездят, не затем, чтобы посидеть в кафе закопченного душного города, забитого туристами, а чтобы встретиться с клиентами и партнерами. А потом срочно возвращаются сюда — в Шартр, где есть маленькая Венеция, где самый большой и самый красивый католический собор в целой Европе и т.д.

Как мы и предполагали, парижане как подорванные ломанулись на праздники из столицы, и такое впечатление, что они все приехали в Шартр. В гостиницах нет мест, лучшие рестораны уже зарезервированы и т.д. Поэтому мы живем в достаточно скромной после "Георга Пятого" гостинице Hotel Jehan de Beauce возле маленького железнодорожного вокзала, поставив машину прямо на местный железнодорожный паркинг. Из окна нашего номера виден угол разрушенного домика. Мы уж было решили, что тут весь город носит следы немецких бомбежек. Ан нет. Зато в Шартре стоят памятники организаторам французского Сопротивления и партизанской борьбы, так что тут никто не забыт и ничто не забыто.

Нынче городок, который обосновался на месте поселения друидов, выглядит очень хорошо, отремонтирован и цены на недвижимость тут немногим меньше чем в Париже. Что отличает, скажем, Францию от Германии. Друиды придали этому месту мистическую энергетику, и поэтому знаменитый колодец в центре Шартрского собора — это просто фонтан энергии бьющей прямиком в Космос. Римляне называли этот город Аутрикум, а потом, правда, пришли норманны и сожгли его дотла. Собор Cathedrale Notre-Dame de Chartres был построен в дикие годы и служил прибежищем для Sancta Camisia — рубахи с плеча св. Девы Марии, привезенной крестоносцами из Сирии. Во время большого пожара рубашка чудесно спаслась, а потом, кстати, хранила собор от дальнейших пожаров.

При строительстве собора использовались передовые технологии, которые позволили возвести самое высокое здание своего времени. Как говорил герой Альберта Финни в фильме "Два на дорожку": "Никто не знает, кто построил этот собор. Вот это да — построить такое великое здание без желания прилепить свое дурацкое имя к этому великолепию. Все что мы сегодня наблюдаем — люди делают себе имя и ничего не строят". Высота собора 113 метров.

В этом городке родился автогонщик Луи Дюваль (Team A1 France, Super GT). Один из лучших ресторанов — Le Moulin de Ponceau (21, rue de la Tannerie) тут дают Saint-Jacques, vongoles et supions sur mijote de lentilles et asperges, а дегустационное меню стоит 51 евро.

Утром отправляемся по А11 в сторону Ле-Мана — нас ждет город Лаваль. Думается, что именно Лаваль был колыбелью гоночного спорта во Франции, потому что именно тут образовались кружки первых гонщиков-любителей. Мы же пока движемся в сторону легендарного Ле-Мана, где проходят не менее легендарные 24-часовые гонки  — чистое извращение и бесчеловечный эксперимент. Но именно опытами организаторы его и прикрываются — дескать, мы испытываем машины. Вот как они себя поведут, если на них гонять 24 часа в сутки? И все тоже сидят и ждут, кто первым сломается — водители или машина?

Мы живем в Лавале в простеньком отеле сети Kyriad, который располагается рядом с действующим монастырем траппистов, а так как рядом стоит настоящий монастырский супермаркет, то туда надо успеть попасть. Никогда не видел настоящего монастырского супермаркета. И впрямь — все как надо — печенье из одного действующего монастыря, ликер из другого, картошка из какого-то монастыря с юга, яички из местного — лавальского. Причем местный монастырь специализируется на сырах. Монашки за кассой настоятельно рекомендуют их попробовать. Тут же масса монастырских поделок, например, небольшие витражи, которые вы сами можете осветить простой свечой. Уходя, замечаем в соседней комнате рекламные постеры, на которых монашки занимаются изготовлением сыров под руководством святого отца. Это те же самые монашки, что стоят за кассой.

Центр города — совершенно средневековый, стоит, естественно, на реке Майен. Замок, что в центре (сейчас его активно ремонтируют) служил всегда по делу — здесь проходила граница между Францией и Бретанью. А Бретань никогда особо себя Францией, как известно, не считала. Знаменем бунта и неповиновения всегда считалось черно-белое знамя. К тому же знамен тут было хоть завались потому как Лаваль — один из центров производства льна во Франции. Теперь тут в основном электронная промышленность, всяческий компьютерный аутсорсинг и разработки.

Плавно несет свои воды Майен и по вечерам народ также плавно прогуливается вдоль речки. Если вы оказываетесь в городе в выходные или вообще в рождественские праздники, то надо конечно грамотно спланировать здоровое питание. Потому что рестораны могут работать совсем не так как в будни. Так что, увидев аж два работающих в обед ресторана — французский и японский, мы все-таки выбираем французский и не прогадываем: это один из лучших в Лавале пунктов питания: La Braise (4, rue de la Trinite). Для тех, кто говорит только по-английски: чем дальше от Парижа, тем меньше шансов не только сделать заказ по-английски, но и найти английское меню. Может быть это к лучшему, потому что там, где много туристов там хуже кормят. Так что учите ресторанный французский или просто тупо тычьте пальцем, если муза иностранных языков вас облетела стороной.

Этот город познал свои взлеты во время Второй республики, Второй империи и Третьей республики. Чтобы узнать, когда это было, многим из нас придется снова достать книги по истории с полки. Тем не менее, приятно прогуливаться по улицам города, который возник в 1020-м году.

На следующий день — путь через город Фужер. О влиянии этого города на советскую алкогольную культуру еще придется проводить отдельные исследования, но без него явно не обошлось. В Фужер надо обязательно заехать: он средневековый, со своей скалой и с крепостью. В качестве базы для захвата плацдарма мы выбрали деревню Сен-Квентин в районе города Авранш. Авранш тоже сам по себе город крепостной и фахверковый. Более того, он основной в этом районе для понимания, что такое аббатство Мон Сен-Мишель. Именно епископ Авраншеский основал это аббатство на острове в VIII веке. Таинственные манускрипты с острова Мон Сен-Мишель хранятся тоже в Авранше. Самая известная церковь здесь — Notre Dame des Champs, построена она, правда, в XIX веке, зато в готическом стиле. По вечерам добрые граждане разносят по своим квартирам огромные блюда с уложенными на них морскими гадами. На носу праздник. Блюдо стоит от 50 евро, но им можно накормить небольшой наряд пограничников на Курилах.

 
   
 
 
Прибывшие в город Руан недоумевают: все-таки Дева была Орлеанская или Руанская? Оказалось, что это одно и то же лицо. Потом выясняется, что религиозные фанатики типа Жанны д'Арк могут вырасти только в таких городах как Руан, где все до сих пор пронизано религиозной и средневековой архитектурой. Слабый мозг может не выдержать религиозной пропаганды.
Дизельный турбированный двигатель объемом в 2 литра — лучший помощник туриста. Благодаря его неприхотливости и экономичности вы можете на одном баке посетить такие города как Париж, Руан, Сен-Мало, Мон Сен-Мишель, Кан, Динан и Динар. Главное, при посещении выбирать правильные места стоянки и ночевки, чтобы прекрасная Франция открылась перед вами с новой неизведанной стороны.
В деревне Коннель становится ясно, что люди, прежде использовавшие в качестве транспорта для отдыха лодки, разъезжали на них вдоль по речке, да по Сене — тоже были по своему правы.

Святой
Покровитель юристов Sant Erwann он же St.Yves Helori или Святой Ив (1253-1303) изучал право в Париже, вернувшись в Бретань стал защитником сирых и убогих и превратил свой дом в приют для бродяг. Воплощение религиозного идеала XIII века, канонизирован Ватиканом.

Витражи
Шартрский Нотр-Дам богат стеклом: 172 витража общей площадью 2600 кв. м украшают оконные проемы. Это самое большое собрание оригинальных витражных окон в Европе. Преобладающий синий оттенок имеет специальное название — "Шартрская синь", способ его производства хранится в тайне.
Геральдика
По легенде девизом Potius mori quam feodari — Лучше смерть, чем позор! — Бретань обязана горностаю — существу крайне чистоплотному. Щит с этими зверьками был на герцогском гербе Бретани, остался он и на современном. Тот же хорек — символ Анны Бретонской.
Монахи
Трапписты (Орден цистерианцев строгого соблюдения) — дальняя ветка бенедиктинцев, распустившаяся в XVII веке в монастыре города Трапп, как ответ на послабление монашьих правил и коррупцию внутри католической церкви. Периодически были изгоняемы из Франции. Зарабатывали на пиве.
Флаг
Белый и черный цвета — "Gwenn ha du" — остались символами Бретани еще с крестовых походов. Нынешний флаг был создан в 1923 г. Четыре белые полосы — бриттские регионы и епископства: Леон, Трегор, Корнуай и Ваннский регион. Пять черных полос — галльские регионы и епархии: Ренн, Нант, Дол, Малуин и Пентьевр.
Музыкант
Уроженец Авранша Жан Люк Понти (р.1942) — выдающийся джаз-роковый скрипач — гордость и слава Бретани, даром, что уговорами Фрэнка Заппы эмигрировал в США. Сотрудничал с Джоном Маклафлином, Элтоном Джоном, Элом Ди Меолой, Стефаном Граппелли.

Из нашего деревенского отеля Le Gue Du Holme (ассоциации Chateaux & Hotels De France) в окна второго этажа в хорошую погоду остров-гору Сен-Мишель видно очень даже ничего. Отель большой, ресторан у него вполне гастрономический, одна беда — по случаю праздника не работает. Поэтому столы номера занятого нами, постепенно наполняются шампанским из соседних универсамов. Мы собираем только то шампанское, которое мало того, что не продается в России, но еще и не было нами попробовано ранее. Хозяйка относится к этому с пониманием, особенно к манере закусывать шампанское практически сырыми креветками и прочими ракушками. Поэтому пока нас не было, она принесла в номера серебряные ведерки со льдом.

Утром едем в Сен-Мишель. Поначалу остров был соединен природной косой с материком. Коса эта скрывалась под водой при высоком (до 10 метров!) приливе и выпирала при отливе. Так что, как минимум, раз в сутки аббатство становилось неприступным для врагов и всех остальных. Врагами были кто угодно, в том числе и англичане, которые потерпели поражение тут в XV веке, провалив осаду аббатства, они ушли, побросав тут свои пушки, которые можно увидеть до сих пор в качестве экспонатов. В то же время именно английские музыканты увековечили Сен-Мишель в своем творчестве — например Майкл Олдфилд (которого у нас знают по дуэту с собственной женой — Moonlight Shadow) записал на альбоме Voyager инструменталку, посвященную горе. А группа Aphex Twin опубликовала песню Mt. Saint Michel + Saint Michaels Mount. Новозеландский режиссер Питер Джексон вдохновлялся и Mt. Saint Michel и Saint Michaels Mount для создания города Минис Анор (Тирит) в третьей части "Властелина колец". Ну говорили же, что мимо этой горы трудно пройти. Две французские провинции — Нормандия и Бретань — борются за почетное и денежное право числить эту территорию своей.

Хотя Бретань небедная страна по определению, тут такое количество того, что в России назвали бы "элитной недвижимостью", что захватывает дух. Это не только средневековые города типа Динан, но и курорты на побережье типа Динар, где народ вплотную использует длинные отличные пляжи и преимущества местной кухни. Хорошо, что места эти среди русских считаются прохладными, и поэтому вся кокаиново-бриллиантовая публика, называющая себя гордо "элитой" тусуется на Кот д'Азур. Тут люди приличные. Да мы с вами. Плюс конечно дизельная Audi A4, которую мы только-только решили первый раз заправить. Никаких проблем с заправкой, хотя мы и промахнулись мимо парочки колонок с дизтопливом.

Динар — высококультурное место. Альфред Хичкок тут проводил многие летние месяцы и даже развернул действие своего фильма Psycho в помещении виллы на Plage de l'Ecluse. Никто уже не говорит про Пикассо или Моне, которые отметились и так на каждом курорте Франции, а вот то, что Уинстон Черчилльтут постоянно отдыхал, мало кто помнит, а уж про английского шпиона Лоренса Аравийского, который просто тут жил — и подавно.

Первые виллы здесь построены хозяевами корабельных компаний, которые базировались в порту Сен-Мало — в городе-крепости на другой стороне устья реки. Про этот город можно рассказывать часами, потому что он был центром корсарского движения. И такие великие пираты как Робер Сюркофф были отсюда родом. Но даже сидя посреди города-крепости в ресторане или прогуливаясь по его крепостным стенам, вглядываясь в морскую даль, совершенно непонятно, как эти люди на своих небольших кораблях доплывали до Маврикия и сражались там то с англичанами, то с голландцами.

Мы отправляемся на ужин в столицу устричного бизнеса — г. Канкаль. Тут в A contre courant, портовом ресторане, расположенном на берегу залива, откуда весь мир черпает самые "авторитетные" устрицы, мы понимаем, что их в Париже и есть-то не стоит. Что по цене, что по качеству. Как вы догадываетесь, Москва вообще выпадает из этого семантического ряда. Домой возвращаемся в полной темноте по местным деревням. Некоторые из них полностью покрыты белым туманом, и порой дороги не видно вовсе.

Выезд из Бретани осуществляем по сложной дуге — Авранш- Кан-Руан-Коннель-Париж. Дневной маршрут до Руана состоит из попыток не дать машине разогнаться более 160 км/ч, так как не хочется нарушать. Но разговоры о том, что дизель не слишком динамичный моторчик — давно уже не соответствуют действительности. Просто берешь дизелек побольше и разгоняешься. А если будет турбинка, так и вообще не заметишь разницы. Перед Парижем живем на вилле XIX века Conneles (опять-таки ассоциации Chateaux&Hotels De France), которая стоит словно мостик над мельничьим ручьем — отводом от Сены. Тишина и мишленовский ресторан, в котором сидим только мы. Ну, еще Моне сиживал, наверное. Когда тут была мельница и лодки.

В Париже мы остановились в самом, пожалуй, богатом районе Парижа — Нейи-сюр-Сен — в том самом, где родился Жан-Поль Бельмондо и которым руководил Николя Саркози в качестве мэра. Hotel Le Jardin de Neuilly, в котором мы проживаем, оказывается бывшим домом главного редактора газеты Figaro. Вот тут-то к нам снисходит гордость за профессию.

 
Сегодня Руан остается городом, который по части архитектуры может смело дать фору таким поп-туристическим местам как, например, Прага.
Озабоченные связью столицы с провинцией французы мощно трудятся на ниве создания сверхскоростных ж/д экспрессов. Последний рекорд 574,8 км/ч. На выставке Национального общества железных дорог в парижском Grande Palace (на фото 2, 3) были представлены не только скоростные локомотивы, но и униформа железнодорожников за последние лет сто.

Посуда
Правила сервировки стола и соответствия формы сосуда и его размера предлагаемому напитку сложились во Франции при дворе Луи Филиппа (1773-1850). Это там придумали подавать шампанское в широком сосуде на тонкой высокой ножке, который мы называем на французский манер "фужер", хотя fougere по тамошнему — папоротник.
Птица
Невзрачный мелкий крапи?вник или оре?шек привлек внимание не своим невероятно громким голосом, а своим латинским названием Troglodytes troglodytes. Оказалось, "троглодит" — это "обитающий в пещере" (др.греч.), а птичка эта гнездится в толстостенной шарообразной постройке.
Моллюски
Первый промоутер сыроедения Людовик XIV ел диких устриц из Канкаля. Когда они закончились, там стали разводить португальский подвид моллюсков, а когда и этих унесла с собой эпидемия, подселили японских Crassostrea gigas. Их и выращивают сегодня на плантациях Канкаля в 400 га.
Возвращение
Писатель и дипломат Франсуа Рене де Шатобриан (1768-1848) умер в Париже, но покой нашел в родных местах. На ближайшем острове к Сен-Мало — гора, а на ней — могила, огороженная с трех сторон — чтобы великий романтик мог разговаривать с морем.

Мореход
Жак Картье (1491 - 1557) ходил в моря по благословению епископа Сен-Мало и на деньги короля Франциска I. Отправившись в 1534 за золотом в Новый свет, на Лабрадор, уткнулся в устье реки, назвал ее именем св. Лаврентия — Сен-Лоран, залез на гору, назвал ее Мон- Руаяль. Словом, открыл Канаду.
Окраина
Если не останавливаться на Триумфальной арке и идти по Елисейским полям вон из Парижа, попадете в буржуазный Нейи-на-Сене, где живут бизнесмены и зажиточная интеллигенция. Слева — Булонский лес, справа — кладбище, где покоятся Василий Кандинский, Анатоль Франс, Андре Моруа и Франсуа Трюффо.
ТЕКСТ: АЛЕКСАНДР СТАВРОВ
ФОТО: АВТОРА, НИКА ДИМБЛЕБИ
Ваша оценка:
Средний балл — 3
Всего показов страницы:   6607
RamblerРейтинг@Mail.ru
© 2000-2021 ЗАО "Коммерсантъ. "Издательский Дом"" , all rights reserved. Все права на материалы, размещенные на сайте kommersant.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах.