Rambler's Top100 Service
О журналеПоискАвтопилоТЧто? Где? Почем?Форум
Издательский дом ''Коммерсантъ''


Февраль 1997 г.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Цена риска

ДМИТРИЙ ПОПОВ
ДМИТРИЙ НОВОКРЕЩЕНОВ (фото)


каскадер Александр Иншаков и джип Lamborghini LM America,
объем двигателя 7.2 литра, 12 цилиндров, 500 лошадиных сил.

Про Александра Иншакова ходит легенда: однажды у него угнали сделанный по заказу "Мерседес", но узнав о том, кому он принадлежит, позвонили и попросили прощения. В этой истории правдой является только то, что у Иншакова действительно есть заказной "Мерседес". Но такие мифы не рождаются на пустом месте. Если однажды судьба сведет вас с Александром Иншаковым, то первое, во что вы поверите, пожав ему руку, это в ту самую легенду.

Лично я окончательно поверил в нее даже раньше, обойдя стороной припаркованный к сугробу монстр по имени Lamborghini, внедорожник с 12-цилиндровым двигателем, злачно помаргивавший из сумерек красным "алармовым "глазом. И лично я был к ней вполне готов, посмотрев пугающе правдоподобный боевик "Крестоносец", который сделал каскадер Александр Иншаков и где он сыграл главную роль - каскадера Александра, побеждающего сразу несколько мафиозных кланов. Вы верите в мафиозные кланы? Я тоже не сомневаюсь. Но оказывается и это неправда. А правда то, что за плечами абсолютного чемпиона Москвы по карате, мастера спорта Александра Иншакова более сотни трюковых картин. И еще у него несколько машин, которых нет ни у кого.

"Этот Lamborghini за устрашающий вид называют "монстром на дороге", - рассказывает Александр, - однако есть в этом и, как говорят, некоторая "красота через уродство". Не могу сказать, что испытываю в ней максимум комфорта - все-таки она делалась для военных целей. Жесткая и шумная машина. Когда разогревается двигатель, кажется, что это реактивный самолет. Моя модификация - LM America - пришла ко мне, конечно, не новой...

- Но наверняка единственная в России?

- Есть еще вариант 002 этой модели, пару таких модификаций я в Москве видел. Их делали всего два или три года, по нескольку десятков штук за год. Если я не ошибаюсь, последним годом выпуска был 1991-й. Вообще, Москва - город специфический, здесь несложно встретить самые дорогие и интересные модели.

- ...Но очень сложно их содержать.

- Да, в России ее держать очень тяжело. Слава Богу, есть много хороших любителей, которые помогают с ней разбираться. Серьезная машина, требует хороших головы и рук.

- А максимальная скорость на ней?

- Недавно попробовал выжать 220 по Ярославке. Обычно все машины разлетаются в разные стороны... Правда, меня тут же поймали.

- И этот монстр у вас - машина для повседневного использования?

- Я, наверное, один из первых в Москве пользователей иномарок - еще с 70-х годов. Первой моей машиной был Volskwagen 1600 Variant. И с тех пор никто не удивляется тому, что у меня какие-то "смешные" автомобили... Вторая моя машина, без всякого сомнения - любимая, это "Мерседес", переделанный немецкой фирмой Center. Вы ее могли видеть в "Крестоносце", и она конечно же единственная в Москве.

- Что в ней эксклюзивного?

- Увеличили все, что могли, - она на базе 126-го кузова. Двигатель там - "восьмерка", шесть литров; немного изменены ходовая часть, тормозная система и - самое главное - кузов. Совсем другие диски, другая резина.

- И наконец, ваш мотоцикл. Он ведь тоже снимался в "Крестоносце"?

-Да, Honda Golde Wing - "Золотое крыло". Очень специфический аппарат, большой, тяжелый, красивый. Двигатель - 1500 "кубов", шесть цилиндров. Интересная аэродинамика, на нем есть даже система кондиционирования. Увы, он очень низкий и ездить на нем можно только по хорошей дороге. Опытные гонщики говорят, что машина внимания достойная, но - сложная. Во всяком случае, она не для массового потребителя.

- Как, впрочем, и ваши машины...

- Все к этому уже привыкли. А я, в свою очередь, стараюсь приобретать те машины, которые бы соответствовали моем имиджу.

- Вы помните ваш первый трюк?

- Он не был связан с автомобилями. Я пришел в кино будучи мастером спорта по гимнастике, спецом по рукопашному бою, умел драться, прыгать, бегать... Первой была картина чилийского режиссера Себастьяна Аларкона "Санта-Эсперанса", там снимались замечательные актеры, но я не думал, что буду продолжать иметь дело с кино... По-настоящему стартовой для меня стала картина "Ответный ход" Михаила Туманишвили, где было много драк, беготни и уже пришлось делать автомобильные трюки.

В этом фильме БТР гнался за "уазиком", машины резко разворачивались и шли в лоб друг другу. Был момент, когда "уазик" пролетал под БТРом, был проезд рядом со взлетающим самолетом, было много прыжков из машины. "Уазик" тогда перевернулся, и водитель попал в больницу. Теперь, после долгих лет работы в кино, все эти трюки уже кажутся незначительными.

Этот фильм стал для меня определенным этапом. В нем было много драк, и тогда я впервые почувствовал себя творческим человеком .

- Один из главных трюков в "Крестоносце" - перелет машины через движущийся поезд. За вами и Ольгой Кабо - погоня, но, подъезжая к железнодорожному переезду, вы, даже видя перед собой поезд, не сбавляете скорость, а въехав на трамплин, перелетаете через движущуюся платформу. Машине преследователя, которая пытается повторить то же, достается цистерна с бензином и происходит взрыв.

- Приоткройте профессиональный секрет: как этот трюк готовился?

- Это был действительно очень сложный трюк. Очень. Начать хотя бы с того, что в машине сидят двое... Но этот трюк выполнялся "вчистую". Первая машина действительно перелетала через платформу, вторая врезалась в цистерну. Разумеется, если бы это была настоящая цистерна, то трюка не получилось бы, машина бы просто расплющилась о нее. Поэтому делалась точно такая же цистерна из менее прочного материала, постарались убрать также все ребра жесткости. Так или иначе машина шла на движущийся поезд, и могло быть всякое. Если бы человек остался в машине, боюсь, ему было бы жарко.

- Кто выполнял этот трюк?

- За рулем первой машины был известный автогонщик и каскадер Влад Барковский, а во второй - Костя Кищук, который и был постановщиком всех трюков. Мне как исполнителю главной роли трюки были противопоказаны: допустим, сломал бы я нос или выбил бы себе зубы - что, из-за этого останавливать картину? Но то, что разрешалось, я делал: драки, проезды на мотоцикле. Кроме того, меня сбивала машина... Одним словом, то, что неопасно для внешности.

- А были в вашей трюковой жизни случаи, когда вы были "на волоске"?

- Жизнь пока миловала... Чаще всего опасность для человека нашей профессии исходит от актера. Они порой тоже становятся неуправляемыми. На одной из исторических картин Сергея Тарасова я был постановщиком трюков и учил актера драться мечом. В картине мы должны были драться вместе. Во время постановки боя все было нормально, но, когда включилась камера, у него, вероятно, сдали нервы и он махнул не так, как я его учил. Я чудом ушел от удара - спасла реакция, иначе он снес бы мне голову.

- А кто этот актер? Известный?

- Известный. Но называть не надо.

- То есть главная опасность, как правило, исходит от людей?

- От чего угодно. Был случай: меня на съемках "Бориса Годунова" однажды накрыла лошадь. Садилось солнце, и мы торопились, оператор попросил чуть отодвинуться от камеры, но я забыл предупредить ребят, чтобы они сделали то же самое. Так получилось, что я упал и на меня упал вместе с лошадью мой товарищ. Спасло только то, что был глубокий снег. Я потерял сознание, и меня отправили в клинику, из которой я, правда, вернулся уже через час. Во всяком случае, это был урок: торопиться в нашем деле нельзя.

- Вы наверняка смотрите боевики не как обычный зритель...

- Да, я их разбираю по косточкам. Моя жена очень не любит смотреть рядом со мной кино, потому что я не могу сидеть молча, если вижу на экране откровенную лажу.

- А бывает так, что вы видите, например, голливудский трюк и не понимаете, как он сделан?

- Да нет, всегда вроде бы все понятно. Бывает, что понимаешь это не сразу, но потом начинает доходить. Некоторое время я не знал всех возможностей компьютерной графики: ведь можно выбрать какие угодно системы страховки, сделать трюк, а потом просто "стереть" их с экрана так, что они не будут видны. Взять, допустим, драки на поверхности летящего самолета...

- Как стать каскадером?

- Люди нашей профессии приходят в кино уже подготовленными - как минимум это мастера спорта. В процессе работы на съемочной площадке оттачивают свое мастерство. И отработав десятки картин, становятся каскадерами. А все ныне существующие "школы" - это несерьезно. Не так сложно: подпилить стенку, а затем пробить ее головой. Гораздо сложнее другое. Каскадер не должен быть виден. Когда вы смотрите кино и не видите каскадера, это говорит о высоте его уровня работы. Слишком часто приходится "ложиться" под актера для того, чтобы он выглядел более убедительно. Хотя ты умеешь гораздо больше, чем он, и можешь разобраться с ним в жизни быстрее, чем в кино. Но нужно поступиться самолюбием, и, когда об твою голову ломают стол, у тебя должно быть идиотское выражение лица... И вот это дано далеко не всем.

- А вот еще одна необычная новость о вас: зубная клиника, которую вы учредили вместе с Ярмольником, Макаревичем и Якубовичем...

- Ну да, и она работает прекрасно, я думаю, она одна из лучших в Москве. У Лени Ярмольника возникла идея, и он всех уговорил. Чистый бизнес. Вообще-то вся моя жизнь - это спорт и кино, поэтому это, видимо, было случайно.

- Вы согласны с утверждением, что в Москве стало невозможно ездить по правилам?

- Сейчас действительно стало сложно. Москва забита машинами, люди плохо водят машины, много пьяных за рулем, каждую секунду видишь нарушения. Действительно тяжело, но я надеюсь, все встанет на свои места.

- Вас часто останавливает ГАИ из-за необычности ваших машин?

- Я бы сказал - даже реже, чем других. Хотя порой бывает, что офицера просто заинтересовала машина, в чем он честно сознается. Нарушений у меня бывает очень мало.

- Когда вас останавливает ГАИ, вы выходите из машины?

- Никогда. Если меня останавливают, я сижу и жду, когда ко мне подойдут. А если он не торопится, я могу поторопить и напомнить, для чего он меня останавливал. Надо себя все-таки немножко уважать.

- И как складываются ваши отношения с ГАИ?

- Прекрасно. Полное взаимопонимание.

- Вы попадали в аварии?

- Да. Однажды шел по Кутузовскому проспекту вечером, было слякотно и грязно, а навстречу двигался "жигуленок" с потушенными фарами, габаритами. А там есть место, где шоссе делает маленький излом, и получилось так, что он выходил мне прямо "в лоб". Как выяснилось, он был просто пьян и торопился не знаю куда, видимо, на кладбище. Я шел в потоке, скорость была большая и увидел его в самый последний момент. Едва успел уйти вправо и сделал обтекающее движение. Удар пришелся в левую часть, была снесена фара, лопнуло и отлетело колесо. Все-таки "Мерседес" - это значительное достижение техники: когда выбило ходовую и вылетело колесо, я думал, что еду дальше на всех четырех колесах...

- Вашего эксклюзивного "Мерседеса"?

- Нет, это был другой "Мерседес", 140-й. Когда водителю предложили проехать в больницу, он сказал, что не может бросить машину, от которой почти ничего не осталось. Он был совершенно пьян. Если бы я промедлил хоть долю секунды, то вышел бы ему точно в лоб. Тогда я спас и себя, и жену, у которой, кстати, был день рождения, и его. Если бы не реакция и не "Мерседес", все могло бы быть иначе. Кстати, подушки не сработали.

- Вам часто приходится быть каскадером в жизни?

- В жизни я стараюсь трюков не совершать. Подведут партнеры. Неправильно поймут. В кино трюк можно подготовить. А в жизни несложно ошибиться.


На главную страницу номера
© 2000-2018 ЗАО "Коммерсантъ. "Издательский Дом"" , all rights reserved.
Все права на материалы, размещенные на сайте kommersant.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах.
Правовая информация.       E-mail: autopilot@autopilot.ru      Как разместить рекламу
Rambler
Рейтинг@Mail.ru