Rambler's Top100 Service
Коммерсантъ. Издательский домна главную...
Октябрь, 2007 № 10 (163)
искать...
 СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА 
ПААЕХАЛИ!
 НОВОСТИ 
ДРЕБЕДЕНЬ
 CAR & STAR 
ПО ДОЛГУ СЛУЖБЫ
 МУЖЧИНА И МАШИНА 
ШКАФ ДЛЯ «ДИНАМИТА»
 НА ГАЗУ 
КУДЫ СТАВИТЬ-ТО?
 ОПРОС 
ЖИЗНЬ В ГАРАЖЕ
 РЕЙТИНГ АВТОПИЛОТА 
ГОРЬКО-ПАРК
 КАЛЕНДАРЬ 
ORANGE COUNTY AUTO SHOW
 ДАТЧИК 
102007
 СЧЕТЧИК 
УЛЬТИМАТУМ БОРНА
 КЛЮЧ 
ТЕХНО—СИЛА
 ИНТЕРНЕТ 
СКОРОСТЬ И СТРАСТЬ
 АУДИОКНИГИ 
КОЛБАСА КАК ЖИЗНЬ
 АВТООТВЕТЧИК 
У МЕНЯ ПОГОРЕЛ КАТАЛИТИЧЕСКИЙ НЕЙТРАЛИЗАТОР
 АУКЦИОН 
БЛАГОРОДНАЯ РЖАВЧИНА
 САЛОН 
КОЭФФИЦИЕНТ ИНТЕЛЛЕКТА
 ЛЮКС 
LAMBORGHINI REVENTON
 ТЕСТ ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА 
СУМЕРЕЧНЫЙ ПЛЕЙБОЙ
 TOYOTA LAND CRUISER PRADO VS VOLKSWAGEN TOUAREG 
ПАРТИЯ ДЛЯ СЛОНОВ
 ПРОЕХАЛИ 
ДОКТОР БУГИ
 ПРОЕХАЛИ 
ЯПОНСКАЯ НАРОДНАЯ
 ПРОЕХАЛИ 
ГЛАМУРНЫЙ ХОЗЯЙСТВЕННИК
 НОВЫЕ CD 
БУДУЩИЕ ШЛЯГЕРЫ
 РОДИНА 
ДОБРОВОЛЬНО ПОД КОНВОЕМ
 МАРШРУТ 
К ПОБЕДАМ СПОРТА
 ИНСАЙДЕР 
МАРШ НЕСОГЛАСНОГО
 ЗАПАСКА 
ИЗГОЙ
 ТЮНИНГ / ЗВУК 
ЯГУАР ЗВУЧИТ ГОРДО
 ТЮНИНГ / ЗВУК 
ВСЕЗНАЙКА
 СВЯЗЬ 
ВЫСШАЯ ПЕРЕДАЧА
 ПОПМЕХАНИКА 
ВОЗВРАЩЕНИЕ ХЛАДАГЕНТА
 ГЛАМУР 
СМЕНА ОРИЕНТАЦИИ
 СКОРОСТЬ 
ЛЮДИ С ЗАЕЗДАМИ
 ЛИЧНЫЙ ОПЫТ 
ОБЩЕЕ МЕСТО
 БЕЗОПАСНОСТЬ 
ПЕШКИ И ФЕРЗИ
 ДОЛГИЙ ТЕСТ 
РУЛИ, БРИТАНИЯ!
 ДОЛГИЙ ТЕСТ 
БУКВА А
 ДОЛГИЙ ТЕСТ 
ТРЕХЛИТРОВЫЙ ДЗЕН
 ДОЛГИЙ ТЕСТ 
МАСЛО ДЛЯ ТЕНОРА
 ЭХ, ДОРОГИ 
ЭФФЕКТ ТУМАНА
 ТУРНЕ  РОДИНА | СИБИРЬ С SKODA вниз...
ДОБРОВОЛЬНО ПОД КОНВОЕМ

Обычно машины путешествуют в направлении от Владивостока к Москве, причем, как правило, подержанные, с правым рулем и преимущественно по железной дороге. Тем не менее, 4 августа десять совершенно новых автомобилей Skoda выехали из столицы с твердым намерением добраться до Тихого океана своим ходом. Кто говорит, что в России нет дорог? Если люди живут, значит и дороги есть. Практика показала, что оба предположения верны лишь отчасти. Насколько широка страна родная? Ответ на этот вопрос «Автопилот» искал на участке от Челябинска до Улан-Удэ.

«Город суровых мужчин» Челябинск уже погрузился в вечерние сумерки, когда по улицам пронеслась колонна разукрашенных спонсорскими логотипами автомобилей Skoda Octavia Scout. «А чо, куда едем?» -- спрашивали челябинские пацаны. «Во Владивосток едем», -- ответствовали измотанные дневным пробегом журналисты». «А чо, на рыбалку или чо?» -- не унимались пацаны. «Да так, едем и все». «Совсем москвичам делать нечего», -- сделали вывод челябинцы и продолжили вечерний пивной моцион. Времени расспрашивать «ветеранов» пробега о пройденных этапах у «Автопилота» не было -- впереди ранний подъем и несколько тысяч километров в восточном направлении. Идея компании Skoda протестировать новые полноприводные автомобили Octavia Scout, измерив Россию в длину, требовала строгого соблюдения графика.
Следующая ночевка в Тюмени -- перегон не длинный, порядка 500 километров, с остановкой в столице Урала Екатеринбурге. Здесь колонну встречали на набережной возле метро Динамо -- да, здесь есть метро, и, между прочим, в Екатеринбурге живет около 1,3 млн. человек. В конце набережной -- небольшая плотина, укрощающая разлив реки Исети и пропускающая ее под проспектом Ленина. Наверху памятники -- хорошая возможность увидеть, как выглядели известные сибиряки, среди которых, простите за тавтологию, писатель Мамин-Сибиряк. На площади за проспектом с нами знакомится автостопщица, следующая тем же маршрутом. На борт решили не брать. Нет, мы не жадные, а осторожные -- колонна в пути уже неделю и состоит целиком из мужчин, а убедительных доказательств совершеннолетия девушка Саша не представила. Все, к черту эти мысли, едем дальше. По дороге на Тюмень проезжаем город Талица, в окрестностях которого родился Борис Ельцин. Говорят, он был великим строителем, но и его, как многих других, потянуло к столице, тогда как родной край остался на редкость незастроенным.

 
 
Зарубежные коллеги по автопробегу постоянно спрашивали: «А что здесь производят?» Вопрос правильный: центростремительное движение денег в России не позволяет жить в отдаленных областях просто потому, что там красиво. Но не все заняты на производстве: кого-то здесь просто забыли, когда впопыхах выводили деньги из регионов.
В Тюмени оставляем машины у дилера (со сбытом в городе все в порядке -- мы проехали целую улицу автосалонов) и едем в гостиницу. Поскольку между делом мы пересекли часовой пояс, вставать придется еще раньше. Кстати, эта тенденция будет сохраняться всю дорогу, потому что движемся мы строго против солнца. Из Челябинска мы прихватили с собой плотные дождевые тучи и обогнали их только к Тюмени. Но в распоряжении туч была целая ночь, и к утру, погода снова успела испортиться. Впереди Омск.
Дороги пока довольно приличные, хоть и неширокие, поэтому страшные сказки о непроходимых участках уже основательно подзабылись. Машины идут плотной колонной на шестой передаче со средней скоростью не менее 90 км/ч, головной экипаж координирует обгоны и предупреждает о встречном движении. До Омска практически никаких сюрпризов -- разве что сказывается традиционный недосып и приходится меняться за рулем. Зарубежная часть экспедиции (а с нами в путь отправились немцы, поляки, чехи, китайцы и даже один норвежец) понемногу проникается обстановкой. Сотни километров малообитаемой земли с постоянно меняющимся ландшафтом производят серьезное впечатление даже на соотечественников, а теперь представьте, каково это среднестатистическому европейцу -- проехать, к примеру, полтысячи верст и не увидеть признаков цивилизации.
Увы, формат пробега практически не позволял, как следует, рассмотреть даже большие города, и, в конце концов, их названия стали вылетать из головы. Обычная ситуация в пути -- звонит мобильный телефон. «Нет, сейчас не могу решить этот вопрос, потому что я в... Где же это я?.. В Омске!». А Омск, как известно, стоит на Иртыше.

 
 
С недавних пор вся страна знает первую учительницу Путина. Населенный пункт Бутки Талицкого района стал известен благодаря Ельцину. Традиция продолжается: об уральском поселке Арбат (на карте -- Арбатский) в Свердловской области страна вспомнила в сентябре, после того как местный уроженец Виктор Зубков стал кандидатом в премьеры. Некоторые считают, что скоро в Арбатском появится музей знаменитости. Пока здесь нет даже телефона, да и людей тоже практически нет. Ничего, вот обоснуется премьер на новом месте -- обязательно завезет сюда первую учительницу.
И опять ночь, а утром (которое наступило еще на час раньше) берем курс на Новосибирск. Названия населенных пунктов и рек вокруг -- сплошная татарская летопись. Кстати, само слово «Сибирь» по некоторым данным ведет свое начало от тюркского «спящая земля» или «безнадзорные земли» -- так прозвали эту местность татары, добравшиеся до южных пределов великого «ничто» в начале второго тысячелетия. Удержать эти пространства невозможно, завоевывать -- почти бессмысленно. И то, и другое вполне удалось Российской Короне. И люди здесь живут: неожиданно на обочине появилась стриженая трава, а потом и мужики с газонокосилками. Чей указ они исполняют и зачем -- неизвестно, потому что до ближайшего населенного пункта не менее 150 километров.
В Новосибирск приехали рано, появилась возможность сориентироваться на местности, благо от гостиницы «Сибирь» рукой подать до центра города. Просторные улицы и огромные площади в центре -- совсем не похоже на города центральной России, в которых жизнь плотно жмется к кремлям, обороняясь силами «понаехавших» от тех, кто еще может понаехать. Красивых девушек на улице тьма, если не списывать этот феномен на долгую дорогу в мужской компании.
Следующее утро, снова пасмурно, а дорога пролегает через царство Амангельды Молдагазыевича Тулеева -- Кемерово -- и Кузнецкий угольный бассейн. Как таковой единой транссибирской автомобильной дороги не существует -- есть участки между населенными пунктами. Например, в Новосибирск мы въехали по трассе М51, а в Кемерово и дальше едем уже по М53. На пути встречаем город с замечательным названием Топки -- топить, видимо есть чем, через дорогу натянут баннер: «Люблю тебя, мое село».
Кемерово встречает поздравлениями с грядущим Днем шахтера, который тут фактически каждый день. В свете последних событий на местных предприятиях плакат «Безопасность превыше всего» с суровыми горняками в виде иллюстрации смотрится довольно мрачно. На выезде из города на горе стоит монумент погибшим шахтерам, возле него довольно много людей. Вспоминается статистика: каждый миллион тонн угля в России стоит жизни одному шахтеру, а в год только в Кузбассе добывают более 150 миллионов тонн.
Город Мариинск -- картинка из прошлого. Девушки в необъятных сарафанах и подвыпившие мужчины в полном казачьем обмундировании. Оказалось, потомки отправленных охранять северные рубежи казаков празднуют день города.
Названия населенных пунктов продолжают удивлять: если город Боготол просто навевает легкие колумбийские ассоциации, то поселок «Памяти 13 борцов» основательно будит воображение. На самом деле населенный пункт назван в честь 13 революционеров, расстрелянных колчаковцами в 1919 году.

 
 
Населенные пункты по традиции расположены вдоль дорог. Жители большинства из них клянут эту традицию, на чем свет стоит. Представьте себе -- легковушки, грузовики и целые автопоезда 24 часа в сутки гремят и поднимают пыль на грунтовой дороге, и среди этого великолепия играют дети и сушится белье (зачем его вообще стирали?!).
К Красноярску подъезжаем в ночи -- перегон около 1000 километров порядком измотал. Красноярск -- город молчаливых мужчин: к колонне молча присоединились две машины сопровождения от местных дилеров, с огромной скоростью провели нас до гостиницы и так же молча отчалили. Город уже не миллионник -- как и вся Россия, он понемногу вымирает, и сейчас тут живет немногим более 930 тысяч человек. На Енисей смотрим прямо из гостиничных окон, уже сквозь дождь -- он снова нас нагнал. Падаем замертво, потому что на следующий день дорога обещала основательно испортиться.
С утра ландшафт изменился -- мы въехали в тайгу, оккупировавшую предгорья Саян (основной массив располагается севернее). «Закон тайга, медведь прокурор», -- порадовали мы иностранных участников экипажа поговоркой и посоветовали не отходить далеко от дороги по нужде. По дороге периодически пересекаем железнодорожный Транссиб, вокруг которого петляет трасса. «Ну где же этот Транссиб», -- спрашивает кто-то из колонны. «Тудух-тудух», -- в который раз отзываются рельсы из-под колес. «И это все?!». Да, это все -- одна колея с разъездами в районе станций. «Поездам -- зеленую улицу», -- требует плакат около будки станционного смотрителя. Ни он, ни мы еще не знаем, что в эти часы на трассе Москва-Питер взорвали поезд.
Асфальт еще не кончился, и мы подъезжаем к городу Канску. Да, это самый реальный шанс для нас сфотографироваться на канской лестнице, но вместо этого в кадр попадают канская заправка и канский пивзавод. В поисках лестницы (и выезда на трассу) основательно покружили по городу, чем привлекли внимание ГАИ. Инспекторы решили нас не мучить, а вывести из города от греха подальше. Спасибо! Жаль, не попали на кинофестиваль.

 
 
Дороги, которыми мы ехали, имеют гордый статус федеральных и почти на всех отрезках обозначены на карте двумя гордыми сплошными линиями. Хотя тысячи на полторы километров тут самое место пунктиру. Серьезных внедорожных препятствий практически нет, но ухабы, пыль и щебенка на основной кросс-континентальной трассе -- это как-то несолидно. Между прочим, здешние дороги сам президент приказал починить. Все-таки мы замечательный народ -- даже Путина не боимся!
Через несколько километров дорога, как и было обещано, исчезла. Рытвины снизили скорость до жалких 20 - 30 км/ч. Между тем навстречу все более плотным потоком продолжали бодро нестись «японки», обклеенные пластиком для сохранности от камней. Краска-то уцелеет, а вот подвеска точно проходит свои последние километры. Наши «Скауты» уверенно месят грязь, хотя наметилась одна неприятная тенденция -- гравий периодически попадает в тормозной механизм задних колес, производя при этом невообразимый шум. Что делать -- приходится останавливаться и вытряхивать камни. И так почти 200 километров. Подобие асфальта появляется в районе Тайшета, но вскоре опять начинается грунтовка. Если до Тайшета дорожная пыль была прибита недавними дождями, то дальше начинается сушь, и идти плотным конвоем невозможно из-за пыли. Дорога прерывается невероятными объездами сломанных мостов, на лобовых стеклах появляются первые паутинки от камней. Этот праздник сопровождает нас еще километров 300 до Тулуна, после которого начинается сносный асфальт. В Иркутск приезжаем затемно. На подступах к городу зарево -- горят поля. Ничего, мы везем с собой дождь, скоро все потушим. На въезде нас встречает местная милиция, любезно согласившаяся провести колонну через город. Безнаказанные 140 по встречке -- мечта уставшего водителя, и до гостиницы добираемся за рекордные 15 минут. На Ангару любуемся уже ночью. Рядом с гостиницей, на стоянку которой въехали десять чешских автомобилей -- вполне себе чешская улица Ярослава Гашека. На набережной -- памятник государю императору Александру III.
Ура! Нас ожидает выходной на Байкале -- до следующей остановки, Байкальска, всего 160 километров. Температура воды -- +12 -- не мешает нам «поставить флажок на карте» и искупаться в озере. На берегу стандартный разогревающий препарат, продающийся в местном универсаме в комплекте с огурцами. Польская делегация под недоуменными взглядами россиян отправилась на местную дискотеку, но к утру возвратилась на удивление живой и не помятой.
Следующее утро -- и мы уже в Бурятии. Вывески на придорожных кафе обещают «Бурятские позы» и даже «Горячие позы». Все довольно невинно -- позы оказались не видом досуга, а разновидностью пельменей. Попробовав все возможные прозы, едем в Иволгинский дацан -- основную буддийскую святыню России. Здесь покоятся нетленные мощи Пандито хамбо-ламы Даши-Даржо Итигэлова. Недавно лама был извлечен из захоронения -- через 75 лет после смерти. Как рассказали «пять старейших», которые были выбраны из нашей делегации для посещения святыни, покойный настоятель до сих пор выглядит, как живой. Словно для объяснения феномена, гора рядом с обителью украшена огромными белыми буквами «Ом Мани Бадме Хум». К чудесам можно отнести и тот факт, что буддийский монастырь непрерывно функционировал в годы правления Сталина.
На центральной площади Улан-Удэ высится невиданный памятник Ленину -- на постамент водружена огромная черная голова вождя. В облике Ильича неуловимо сквозит что-то бурятское. Скорее всего, для жителей республики он так и остался разновидностью божества, ничуть не мешая Будде и пантеону малых языческих богов.
Здесь «Автопилот» с сожалением прощается с колонной. Конвой преодолеет еще один огромный участок бездорожья от Читы до Благовещенска, посетит еще один город с невиданным названием (Ерофей Павлович) и благополучно доедет до Владивостока.
10 тысяч километров российских дорог -- это не только уникальный учебник по географии, но и замечательный полигон. Глава российского представительства Skoda Ян Гурт заявил, что чешский завод изменит конструкцию тормозного узла таким образом, чтобы туда не попадала российская щебенка. Со стороны щебенки ответных предложений пока не поступало.
ТЕКСТ ВАСИЛИЙ РЕЗНИЧЕНКО
ФОТО АВТОРА
Ваша оценка:
Средний балл — 4,64
Всего показов страницы:   6097
RamblerРейтинг@Mail.ru
© 2000-2019 ЗАО "Коммерсантъ. "Издательский Дом"" , all rights reserved. Все права на материалы, размещенные на сайте kommersant.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах.