Rambler's Top100 Service
Коммерсантъ. Издательский домна главную...
Декабрь, 2007 № 12 (165)
искать...
 СЛОВО ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА 
ПААЕХАЛИ!
 НОВОСТИ 
ДАРЕНОЕ ДАРЯТ
 CAR & STAR 
СОЧИ, ГУДБАЙК!
 CAR & STAR 
ЦЕЛЬ ПОЕЗДКИ
 CAR & STAR 
ТРЭШ ОТ CARTUCH
 МУЖЧИНА И ЕГО МАШИНА 
ПО ПРОЗВИЩУ САВРАСКА...
 САЛОН 
СЯБУ–СЯБУ БУДУЩЕЕ
 КОНЦЕПЦИЯ 
MAYBACH 62 S LANDAULET
 ЛЮКС 
DODGE VIPER SRT–10 ACR
 НА ГАЗУ 
САНИ И ТЕЛЕГА В ОДНОМ ФЛАКОНЕ
 ОПРОС 
БОЛЬШАЯ ПЕРЕМЕНА
 РЕЙТИНГ АВТОПИЛОТА 
ЧИКИ–ПУКИ
 КАЛЕНДАРЬ 
MOTORCYCLE & SCOOTER SHOW
 КЛЮЧ 
ЗНАЙ НАШИХ
 ДАТЧИК 
СЛЕДИТЕ ЗА ДЕКАБРЬСКИМИ НАРОДНЫМИ ПРИМЕТАМИ
 СЧЕТЧИК 
ОЦИФРОВАНЫ, ОКОЛДОВАНЫ
 ИНТЕРНЕТ 
УГЛЕРОД–КРУГОВОРОТ
 АУКЦИОН 
ЖЕСТОКИЙ ЭВАКУАТОР
АВТООТВЕТЧИК
 РИНГ 
ЧЕШИРСКИЙ ГОД
 ТЕСТ ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА 
ПЛЕМЯ – ДЕНЬГИ
 ПРОЕХАЛИ 
ВСЕ ФЕРРАРИ ДЕЛАЮТ ЭТО
 ПРОЕХАЛИ 
КОД ВИСКОНТИ
 ПРОЕХАЛИ 
БЕЛЫЙ ШТОРМ
 ДЕСЯТКА 
ДЕСЯТЬ НЕГРИТЯТ
 ЗАГРАНИЦА 
ОБЛАКА В ШТАНАХ
 РОДИНА 
ПОХОД НА КРЕПОСТЬ
 МАРШРУТ 
АКАДЕМИЧЕСКИЙ ОТПУСК
 ФОТОБЛОГ 
КИЛОМЕТРЫ В ЧАТ
 STORY 
БЫЧОК ДЛЯ ХИППИ
 ЗАПАСКА 
ШОФЕР
 ФРИЛАНСЕР 
ХАЛЯВНОГО ОБЕДА НЕ БЫВАЕТ
 КАРАВАН 
ВРЕДНЫЕ ПРИВЫЧКИ
 ИНСАЙДЕР 
ВЕЗУЧИЙ ГОЛЛАНДЕЦ
 БИЗНЕСС 
«РАКУШКА» ДЛЯ БУМЕРА
 КУЗОВ 
«ГОЛЬФ» НА ВЫДУМКИ
 МАТРИЦА 
ЛИГА ОДНОГО МОТОРА
 АКЦИЯ 
БЫСТРЕЕ ДЕДА МОРОЗА
 ПРОЕХАЛИ 
ТАНКОВАЯ ОХОТА
 ПРОЕХАЛИ 
АКТИВНЫЙ ГЛЮЧ
 ЭХ, ДОРОГИ 
БЕЗ ПОНТОВ
 ТУРНЕ  ЗАГРАНИЦА / АРГЕНТИНА С LAND ROVER вниз...
ОБЛАКА В ШТАНАХ
Самая длинная дорога Аргентины, которая словно пожар зарождается где–то на Огненной земле, сжигает за собой по пути 236 мостов, прорывается через 27 перевалов, опаляет 20 парков и заповедников, истлевает в 18 реках, 13 озерах и солончаках, и которая, наконец, тухнет в смешанных с пылью снегах Анд на границе с Боливией, называется «la cuarenta». В почти буквальном безыскусном и бездушном переводе туристических справочников фигурирует как «маршрут N40». Я же назвал бы этот географический и антропогенный феномен длинною в 5200 километров «дорогой для тех, кому около или чуть больше сорока».

 
 
Буэнос–Айрес не является предметом данных путевых заметок, так что о нем вкратце. Город благословенный, город — это полное его название — Пресвятой Троицы и Порт Богоматери Марии добрых ветров. Добрых ветров... заметьте и зайдитесь в кашле вы, все московские курильщики, которым, похоже, мало нашего смога, разъедающего легкие и разжижающего мозги. И вот ведь парадокс: аргентинская столица тоже не маленькая, почти 13 миллионов населения, но нет в ней почему–то ни убийственных пробок, ни начальственного быдла на встречках, ни «донстроев». выжигающих словно напалмом последнюю московскую зелень и лепящих на освободившемся гектаре очередной элитный комплекс, который от возмущенных соседей охраняют дагестанские мастера вольной борьбы, нет в ней ни благодетелей–ресиных, ни отцов родимых–лужковых. А город живет, и в нем по–прежнему гуляют добрые ветра.
Аэропорт Главные воздушные ворота страны — Aeropuerto Ministro Pistarini Int`l Ezeiza. В названии и дань уважения министру общественных работ Хуану Пистарини, презентовавшему в свое время проект аэропорта, и ссылка на географическое положение. От пригорода Ezeiza (испанская z – межзубное русское «ф»)до центра Буэнос–Айреса около 50 км.
Валюта О временах, когда Аргентина все мерила в долларах, сегодня напоминают разве что ценники в магазинах. У неподготовленного консьюмериста вид значка $ с какой–нибудь цифрой поначалу вызывает шок. Но оказывается, что, например, $100 за кожаную сумку — это все же сто песо, а не сто долларов. Доллары получатся, если цену разделить на три.
Героиня Мария Эва Ибаргурен Дуарте де Перон или просто Эвита – пожалуй, самая известная из когорты self–made барышень XX века. В Аргентине до сих пор не определились, кем она была: ангелом или демоном, шлюхой или революционером, первой леди государства или приживалкой президента.
Острова Архипелаг с двумя крупными и 200 мелкими кусками земли, который Аргентина считает своим, стал известен во время войны в 1982 году. Сегодня одна из примечательностей Мальвинских/Фолклендских островов — Boots Field, «поле сапог». Туристы, чтобы вернуться, не бросают монетки, а втыкают в землю палку и надевают на нее обувь.
Острова Архипелаг с двумя крупными и 200 мелкими кусками земли, который Аргентина считает своим, стал известен во время войны в 1982 году. Сегодня одна из примечательностей Мальвинских/Фолклендских островов — Boots Field, «поле сапог». Туристы, чтобы вернуться, не бросают монетки, а втыкают в землю палку и надевают на нее обувь.
Водопад Говорят, что тот, кто не видел водопады Iguazu и, главное, крупнейший из них «Горло дьявола». не видел Аргентину. Свыше 5000 кубических метров воды за секунду падают в пропасть с высоты 82 метра. Пейзажи окрест Iguazu можно лицезреть в увенчанном золотой пальмовой ветвью Канн фильме «Миссия».
ВЕТЕР СЕВЕРНЫЙ. Может быть потому, что я в жизни еще не встречал лучшего средства от особенно свойственных этому возрасту тревог, иррациональных и рациональных страхов, хронического московского недосыпа, выхлопного чада, компьютерного спама, пробок на третьем кольце, вялой эрекции, хруста в коленях, зависти к зарплатам начальника и акционеров... а еще от депрессивных и, увы, никчемных переживаний по поводу того, что не стал вторым Сафиным или хотя бы третьим Буре, что мало девушек видят во мне «бетта–самца». не говоря уже об «альфа». что вкус от спорадических наслаждений убивается горечью хронических обязанностей, что нету в мире ни гармонии, ни справедливости, ни счастья.... Короче, замысли я еще раз побег от себя самого и от того, что вне меня и моей воли, я, скорее всего, убегу шуршать шинами по этой самой «кваренте».
Как справедливо заметил еще Визбор, «в два конца идет дорога, но себе не лги». Двигаться можно только в какую–нибудь одну сторону. Честно говоря, я бы предпочел совершить бросок на юг. Туда к жюльверновским местам — дикой Патагонии, разбойничьему Магелланову проливу, гудящему мысу Горн, туда, где кончается земля и начинается что–то такое удивительное, чего невозможно ни понять, ни высказать, ни в сказке сказать, ни пером описать. Увы, но компании Land Rover это направление кажется напротив чересчур исхоженным, изъезженным, а стало быть, исписанным, изфотографированным и где–то даже изгаженным. Поэтому мы на дизельных Discovery 3 2008–го модельного года движемся в противоположную сторону на север, к Андам. Нам по дороге с облаками, причем извилистых красот этой la ruta a las nubes, говорят, сами аргентинцы из числа среднестатистических, конечно, толком не знают. Для Land Rover же это просто находка, очередной «вызов» и возможность показать, что и целого мира мало, и любые горы по плечу.
PR–менеджер российского представительства компании Сергей Гюрджиан хвалу Land Rover повторяет чаще, чем хвалу Всевышнему, что не мешает ему следовать доброй привычке брать тайм–аут прямо перед стартом любой экспедиции. Так что сутки, потраченные после долгого перелета на релаксацию и осмотр достопримечательностей Буэнос–Айреса, это дань его прекрасной привычке и одновременно его, Гюрджиана, подарок журналистам.

КРАСОТА ОПИСУЕМАЯ. Отправная точка нашего путешествия — небольшой городок в провинции Сальта под названием Кафайате. Красоту этого городка, расположенного в месте встречи рек Санта–Мария и Кальчаки, один английский журналист из группы анонсировал лаконично, дескать, мы все will be pissed off (уписаемся, короче). В этом грубоватом замечании заключался тот еще английский юморок: аккурат за пару дней до поездки мы все получили письма от организаторов, в котором они настоятельно рекомендовали воспользоваться перед полетом туалетом в аэропорту Буэнос–Айреса. Воображение, начавшее работать практически автономно от такого нетривиального предупреждения, рисовало один триллер за другим, что только истончало и без того тонкие журналистские кишки. Впрочем, воображаемый кошмар всегда ярче реального. Реальность же оказалась следующей: базовая комплектация турбовинтового самолетика, которому предстояло транспортировать наши бренные тела в Кафайате, не предусматривала наличие чего–нибудь подобного гальюну. Или как он там, по–авиационному, называется. Нам предстояло терпеть три часа. У каждого свое представление насчет того, много это или мало. Но по прилету в Кафайате природа взяла свое, и для большинства из нас прогноз насчет pissed off вышел точным.
К достопримечательностям самого городка это, однако, не имело никакого отношения, хотя они тоже способны произвести сильное впечатление. Центральная площадь в час сиесты одинаково годится для съемок, что милых ужастиков в стиле Родригеса, что для лубочных клипов, эксплуатирующих сюжеты о дикой страсти какой–нибудь крутозадой «чики» и дружка ее, единственного мачо на всю округу, слишком энергичного, чтобы жить и работать как все остальные, и решающего свои проблемы с асексуальными и не знающих дезодорантов местными самым естественным и радикальным способом — отстрелом самых мерзких и показательным унижением вожака. Покаяться голубкам можно неподалеку, привнеся в акт покаяния изящный элемент эстетства — собор Nuestra Senora del Rosario к тому очень даже располагает. Как располагают к клятвам в вечной любви скальные замки Лос Кастильос.

ЖИЗНЬ УДАЛАСЬ. Дальше развивать сей оригинальный южно–американский сюжет смысла нет, хотя ни сам городок, ни его окрестности для других сюжетов и не годятся. Скажем, отель, в котором мы остановились на ночлег, Patios de Cafayate, выглядит точно так, как мы себе представляли владение какого–нибудь мироеда–латифундиста по душевным сериалам о богатых «латиносах». Тут тебе и патио с фонтанчиком и апельсиновыми деревцами, и не побеленные, а натурально белые стены, и прохладные галереи, и распятый Иисус над кроватью с балдахином в номере, и зеленый ковер лужайки с большим голубым пятном бассейна, обставленного по периметру портшезами, и прекрасный вид на собственно латифундию, в данном случае простирающегося до самых гор виноградник.
Долину Cafayate к виноделию назначила сама природа. Прохладный климат и большая разница дневных и ночных температур — она скачет весной с 40 градусов днем до 10 ночью — позволяет получать исключительно ароматные вина. Лоза здесь растет на околооблачных высотах. Самое высокое в мире винодельческое хозяйство Colome Estate, которым владеет чета Хессов (хочешь заглянуть в их карман — купи «Форбс» с очередным рейтингом мировых «пап»), забралось на 3015 метров. Тамошний Malbec можно потреблять не только «пьянки ради, но и здоровья для» практически в неограниченных дозах.
Кстати, о здоровье. Тот же Patios de Cafayate не просто отель, но SPA–отель, фирменным аттракционом в котором служит процедура купания в ванных, наполненных до краев Cabernet Sauvignon. Признав во мне туриста из России, тактичный мулат из обслуги с радостной торопливостью поведал наверняка вымышленную историю о соотечественниках, якобы ополовинивших ванну с вином во время самой процедуры. Я кисло похихикал в ответ на эту петросяновщину, впрочем, очевидно имеющую под собой какое–то основание. Дело в том, что рядом с отелем расположена «бодега» (винодельня) «El Esteco» и, сдается, что это вообще часть имения. Так вот, в погребах этой бодеги к добрым партиям бутылок Michel Torino с тягучим и терпким мальбеком и цветочно–пряным торронтесом прикреплен адрес назначения — а Rusia, в Россию. Готовьте свои ванны, господа.

 
 

В Аргентине шутят, что только на продаже маек с тремя национальными символами страны – Че Геварой, Марадонной и Эвитой — можно зарабатывать больше, чем на всем сельском хозяйстве. Пример того, как грамотно поставить дело, использую раскрученный бренд, в свое время стране показала прославленная Эвита. Во время турне по Европе Эвита встречалась со многими сильными мира сего. В том числе и с богачом Аристотелем Онассисом, с которым, как разнюхала желтая пресса, даже провела ночь и которому приготовила наутро омлет, за что через несколько дней получила чек на $10 тыс. Онассис потом называл блюдо от Эвиты самым дорогим омлетом в его жизни. Биографию Эвиты могут заменить анекдоты. Вот один из них. Уже будучи первой леди государства она едет в кабриолете с отставным адмиралом. Толпа выкрикивает оскорбления. «Вы слышите, — обращается к спутнику Эвита, — они все еще называют меня шлюхой». «Что поделаешь, — отвечает тот, — я вот уже пятнадцать лет не был в море, а меня по–прежнему называют адмиралом».
мюзикл Музыкальные темы мюзикла «Эвита» служат источником ряда пародий. В «Симпсонах» звучит песня «Don't cry for me kids of Springfield». сопровождаемая титрами «по совету наших юристов мы клянемся, что никогда не слышали о мюзикле, в основе которого лежит история Эвы Перон».
виноград Сегодня Malbec считается черным виноградом номер один в Аргентине. В 80–х годах его в лучших горбачевских традициях едва не извели на корню. Кстати, Malbec — лишь одно из двухсот возможных наименований одного и того же сорта винограда. Лучшими аргентинскими винами Malbec слывут те, что сделаны в Мендосе.
футболист На его левой ноге — профиль Фиделя Кастро, на правой руке — Че Гевара анфас. В настоящем наркоман и антиамериканист, в прошлом чемпион мира. Он — Диего Марадонна, забивший англичанам лучший гол всех времен и народов, обладатель награды FIFA «Лучший игрок столетия».
камень Минерал розового цвета, известный у геологов как родохрозит, для аргентинцев, что для русских — береза. Известен под поэтическим названием «Роза инков» и продается в виде многочисленных сувенирных купидонов, цветков, птичек и т.п. Считается, что этот камень чистит кровь и улучшает зрение.
местные Всем хорошим, равно как и всем плохим, в стране аргентинцы обязаны гаучо — местным ковбоям. Свободолюбивый парень в пончо, bombachas, то есть специальных брюках, с большим ножом «факоном» в руках и boleadores, оружием для спутывания животных, воспет в эпической поэме «Мартин Фиерро».
область Благодаря Магеллану мир почти два с половиной века верил в патагонцев, мифологических гигантов, которые вдвое рослее обычных европейцев. Поэтому Патагония переводится как «земля большеногих». Ее пампасы, ледники и озера занимают пространство к югу от реки Рио–Колорадо.
ПЕНА ДНЕЙ. Понятие Жигули в сознании среднестатистического россиянина ассоциируется с устаревшими автомобилями и пивом, но он вряд ли способен вспомнить, что так называются горы, про которые Брокгауз и Ефрон писали, что «они постоянно служили притоном для понизовой вольницы, грабившей на Волге караваны». В сознании среднего аргентинца Quilmes — это то же, что российское «Жигулевское». ну, может с более выгодной, неразбавленной репутацией. Чем служило поселение Quilmes, булыжниковые руины которого больше восстановлены, чем сохранились в нескольких километрах к югу от Кафайате, толково не смог объяснить даже местный билингвический гид. Притон или укрепрайон, но, так или иначе, Quilmes принадлежал одному из племен группы диагита и расположение имел типично горское — то есть, пока не займешь господствующие высоты вокруг, его не возьмешь целой армией. Ну так из всех аргентинских поселений испанские конкистадоры его и довели до руин чуть ли не в последнюю очередь.
С другой стороны, в этих местах, чтобы даже заскочить в любой самый занюханный городок, например, Молинос, куда мы отправились поглазеть на церквушку с сокровищем национального масштаба, знаменитым заалтарным образом — ретабло, придется, так или иначе, подняться на определенную высоту. С высотой растет и риск словить горняшку. Против горной болезни, чреватой россыпью опасностей от отягощенной поносом мигрени до эпилепсии, организаторы снабдили нас проверенным народным средством — пакетиком с листочками коки. Из их слов следовало, что в горах кока вполне легальна, правда, никто из ретранслировавших эту интересную мысль, так и не смог ответить, какая высота гор подпадает под закон, а какая нет и легальна ли кока на холмах и в долинах.
Тем, у кого шарик из жеванных горьковатых листьев за щекой вызывал не столько прилив бодрости, сколько желание стравить на обочину континентал брекфаст, доктор из нашего обоза рекомендовал альтернативное, простое и дешевое средство: пить как можно больше воды и делать как можно больше «нэчрел стопс». Короче, если кто не понял, я опять возвращаюсь к теме «писающих мальчиков». Неудобство рекомендованной профилактики, однако, заключалось в том, что с высотой количество «естественных остановок» только росло, причем независимо от количества выпитого. На подступах к какому–то безымянному «пятитысячнику». который мы штурмовали прямо на «лендроверах». чтобы доказать крутость автомобилей, разогнать руками перистых барашков и остро почувствовать ничтожность человеческого материала, на каждые сто метров пути у нас приходилось по сотне «естественных остановок». И смех, и грех: ты вроде только что с шумным выдохом облегчения отошел от заднего колеса и сел за руль, как тебя снова тянет до ветру.

ПРОСТО ФИЕСТА КАКАЯ–ТО. Попытки отвлечься при помощи музыки большего успеха не имели. В салоне Disco3, оборудованного системой Harman&Kardon, вы имеет право хранить молчание и спокойно слушать «креольского дрозда». как называют аргентинцы исполнителя танго Карлоса Гарделя. Но, к сожалению, его трели, записанные еще в начале прошлого века, чуть портят граммофонные шумы, да и потом танго — это, как известно, страстный и энергичный танец. Так что в Качи мы въезжаем под более свежие, но не менее популярные ритмы Астора Пьяццоллы.
Качи — городок вечного праздника. Как в том анекдоте про кубинцев, которым Фидель бросил новый революционный лозунг «trabajo si, fiesta no» и которые с готовностью его подхватили, да так и зашлись в радостной пританцовке «fiesta no». забив на эту трабахо–работу. Фиесты здесь перетекают одна в другую и сопровождаются фольклорными концертами, распродажей пончо, варежек и шапочек из шерсти коз и лам, деревянных свистелок, калабас и бомбильяс для матэ и прочих туземных поделок, а также выпивками и трапезами. Качи — прекрасное место для исследования аутентичной, пусть незатейливой и калорийной, аргентинской кухни. Меню местных кулинарных заведений, конечно, беднее, чем в ресторанах Буэнос–Айреса. Скажем в них вы точно не встретите «салат русо» (он представляет собой салат «оливье» с крупной нарезкой и без майонеза), но оно, вероятно, и к лучшему. Зато эмпанадас в Качи — прямо с пылу с жару и говяжьи стейки — сочнее не бывает.
Говорят, Господь посылает нам мясо, дьявол — поваров. Настоящему гаучо испортить стейк не в состоянии сам черт. Гаучо, по одной из этимологических версий, это и есть тот, кто знает секрет приготовления мяса. Впрочем, специально для нашей экспедиции шайка дружественных Land Rover гаучо продемонстрировала знание совершенно другого секрета — секрета управления конем. Демонстрация проводилась перед ночевкой на пленэре — верный своему походному авантюризму Land Rover заставил бедных щелкоперов ставить палатки на камнях и колючках, пропитывать стойким мужским потом спальники, глотать дым костра и лицезреть звезды. Надо отдать должное Land Rover: кочевые тяготы нам постарались скрасить максимально. Во–первых, при помощи непонятно откуда взявшихся в совершенной глуши официанток в накрахмаленных передничках и с шампанским на серебристых подносах, во–вторых, при помощи как раз шоу бравых аргентинских ковбоев с лицами цвета микаяновского суджука. Шоу состояло в том, что гаучо укладывали своих лошадей на ночлег. Нам говорили, что в реальной жизни пастухи спят с лошадьми в обнимку. Лошадь и от ветра защитит, и предупредит о приближении зверя или змеи. Чем еще добрая скотина помогает человеку, можно только догадываться, но бесстыжие гаучо и вязали своих лошадок, и валялись на них, как на матрасах, и заставляли принимать такие срамные позы, что впору выпускать трактат по «конесутре».



 
 

То, чему так долго сопротивлялся Лужков в Москве (одно из немногих добрых дел нашего градоначальника), в претендующем на звание самого либерального города Южной Америки Буэнос–Айресе не просто случилось, а стало нормой. Город превратился в арену для гей–парадов. Они здесь традиционно проводятся в ноябре и служат источником туристического всплеска. В этом году также здесь проводился чемпионат мира по футболу для геев – Аргентина выиграла. Наконец, в Аргентине же, близ курорта Мар дель Плата открыт и первый в мире частный клуб–пляж «Калю бич» для геев. На пляже расположены уголки четырех стихий – огня, воды, воздуха и земли – в которых отдых гарантирован даже в плохую погоду. Для этого в уголках расположены бары, залы для карточных игр, киносалоны, а также лабиринт с меняющимся ежедневно маршрутом. Есть здесь и пространства, предназанченные для интимных отношений. Эти пространтсва почему–то называются «чайниками». Видимо, эти уголки для новичков.
танец Танго — танец с городских окраин, известных как милонги, сегодня так называют и место, где танцуют танго и танго–вечеринки. Говорят, что танго придумали гаучо, а аргентинское танго самое лучшее, потому что оно все построено на импровизации. Королем танго считается певец Карлос Гардель (1887–1935), а лучший сочинитель — Астор Пьяццолла (1921–1992).
напиток Принадлежности для древесного чая Мате надо покупать на Plaza Francia. Здесь продают павы, сосуды с носиком и ручкой, в котором нагревают воду для приготовления настоя, bombillas (металлические соломинки с фильтром в основании), а также калабасы — тыквенные чашки.
пирожок Завернутые в тесто начинки из мяса, рыбы, овощей (empanadas) — традиционная закуска, с которой в Аргентине начинаются вечеринки или праздники. Наиболее популярны — empanadas gallegas. Любовь к пирожкам empanadas аргентинцам привили испанцы. А те в свою очередь должны сказать за них спасибо маврам.
улица Путеводители по Буэнос–Айресу утверждают, что 12–полосная авенида Нуэве–де–Хулио или 9 июля, названная так в честь Дня независимости, самая широкая улица в мире. Символ авениды и всего города — Обелиск, место для митингов, концертов и встречи туристов. Кстати, двадцатикилометровую авениду «Ривадавиа» называют самой длинной улицей в мире.
автодром Когда–то трасса, именуемая сегодня в честь гонщика Оскара Гальвеса, принимала Формулу–1 и на ней блистал Хуан–Мануэль Фанхио. Расположена между Villa Lugano и Villa Soldati. Построена во времена Перона, поэтому и называлась в честь его инаугурации «Автодромом 17 октября». Местные величают сооружение «Кафедральным собором автомобилизма Аргентины».
гонщик Превзойти его чемпионские рекорды смог только сам Шумахер. Хуан–Мануэль Фанхио по прозвищу «Эль Маэстро» пять раз становился первым в Формуле–1. Причем — после сорока жизнь только начинается — сделал он это в возрасте от 40 до 47 лет. Статуи гонщика работы Хоакима Сабате установлены в пяти городах мира. Компания Repsol выпускает марку топлива «Fangio XXI».
АРГЕНТИНА ПО НАМ ПЛАЧЕТ. Мы тронулись в путь, лишь солнце едва расцветило снежную бейсболку 6380–метрового Сан– Мартина. Местные называют его «белым пиком одиночества». Память неожиданно выкинула из каких–то архивных глубин файл со стихами в тему: «Одиночеством к людям гоним, к одиночеству вновь возвращаюсь». Этот гимн известного социопата Лопе де Вега — вам, исходящим сейчас желчью в московских пробках. Моя московская желчь ушла из организма только день на третий во время одной из «естественных остановок». До тех пор ее переливы приводили от одной фрейдистской ошибки к другой — хотел показать большой палец водителю встречного грузовика, а вытянул средний. Большой палец вытягивается сам собой, когда делаешь «джипеги» для семейного альбома на фоне Семицветной горы в Пурмамарка. К этому пестрому слоеному пирогу стоит приезжать в июне, когда индейцы возносят здесь хвалу солнцу во время праздника «Инти Рами».
Мы проскочили на полном газу деревушку Ля Пома — местечко ненадежное, надо сказать. Лет восемьдесят назад деревушку разрушило землетрясение, и она потом долго отстраивалась. Хотя какой смысл строиться по соседству аж с двумя вулканами? Милые чумазые «ляпомцы» все предлагали купить нам куски лавы с этих самых близнецов–вулканов Хемелос, да уж слишком «мучо динеро» просили. Железнодорожная станция городка Сан–Антонио де лос Кобрес, через который по железнодорожной ветке в 570 километров «Поезд в облака» (Tren a las nubes) бежит к Чилийской границе, тоже несет на себе отпечаток разрухи, произошедшей то ли от мора, то ли от сильного труса, а то ли от военной брани. Растерзанный паровоз, во всяком случае, вполне может сойти за танк, что так прекрасно описал некий украинский поэт: «В туманi С'eрри танк стоiть. Немов страшна примара. Його гранатою пiдбив Ернесто Че Гевара».
Товарищ Че был, конечно, самым правильным революционером, потому что по родной стороне ездил на мотоцикле, а на танке — по чужбине, и баламутил своими завиральными идеями другие страны, а не милую Аргентину. Вопрос насчет того, много ли вообще у него было идей, остается открытым. В самом деле, как справедливо заметил Гомер Симпсон, если он такой умный, то чего же он такой мертвый? На улице Флорида в Сальте я купил себе майку со знаменитым и точно воспроизведенным портретом Че, где лишь бородатая физиономия командарма заменена на лысый череп пучеглазого Симпсона. Хорошая майка с правильной идеей: популярность вождей не должна превышать популярность мультяшных идиотов.
ТЕКСТ: ХАСАН ГАНИЕВ
ФОТО: АВТОРА, LAND ROVER
Ваша оценка:
Средний балл — 4,57
Всего показов страницы:   6041
RamblerРейтинг@Mail.ru
© 2000-2019 ЗАО "Коммерсантъ. "Издательский Дом"" , all rights reserved. Все права на материалы, размещенные на сайте kommersant.ru, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах.